Размышления после съезда татар Тюменской области: Дискриминация казанских татар продолжается PDF Печать E-mail
Общество и жизнь
20.10.2019 09:37

.        Бибинур Сабирова

 

  • 3 октября  состоялся съезд  одной из 
  • общественных организаций  Тюменской области «Национально-культурная автономия  сибирских татар и татар, проживающих в Тюменской области». В работе съезда в качестве почетных гостей приняли  участие:  Ильдар Ирекович Гильмутдинов -  председатель комиссии по национальным вопросам Государственной Думы Федерального Собрания РФ и председатель Федеральной НКА татар России,  Эрнест Абдуллович Валеев - член комиссии по безопасности, противодействию коррупции и экстремизму Государственной Думы Федерального Собрания от Тюменской области,  Сергей Михайлович Сарычев - вице-губернатор Тюменской области,  Владислав Леонидович Чернов - исполняющий обязанности председателя Комитета по делам национальностей Администрации Тюменской области.
  • На участие в работе съезда было заявлено 120 делегатов, к началу съезда зарегистрировались 85 делегатов. Несмотря на то, что делегатами не была заполнена и половина зала, вмещающего 200 человек, зал был полон. Съезд этот был долгожданным, потому без всякого приглашения пришло много людей, не равнодушных к судьбе своего народа. В  течение последних 6-7  лет не проводилось ни одной конференции, ни одного съезда  татар, проблем и вопросов относительно сохранения родного языка, развития культуры, улучшения социально- экономического положения жителей татарских сел-деревень накопилось у татарского населения множество. Пришли люди на съезд, лелея на него какие-то надежды, но надежды их не оправдались.

  • Cъезд не оправдал надежд татар  
  • Для прений отведено было времени  очень мало, большую часть  времени заняли восторженные выступления самих членов Совета НКА о себе любимых, о состоявшихся и несостоявшихся делах за 6-7 лет.  Желающим сказать о наболевшем, внести конструктивные предложения  времени не оставили.  
  • Ришат Сабирович Зиганшин, руководивший “НКА  сибирских татар и татар Тюменской области” на протяжении 15 лет, сказал, что в составе этой организации 11  районных и городских национально-культурных автономий, а исполняющий директор Автономии Тимергали Мирасов сообщил, что областная Автономия объединяет 12 НКА. Оказалось, двенадцатая НКА – НКА казанских татар города Тюмени, которая состояла в  областной Автономиив в течение 20 лет, перед самым началом съезда исключена из состава областной Автономии. Руководство областной Автономии не удосужилось даже уведомить нас об этом. О том, что НКА казанских татар не имеет права участвовать в работе съезда, сказал нам ненароком исполняющий обязанности председателя Комитета по делам национальностей Владислав Леонидович Чернов, его убедили в том, якобы, НКА казанских татар никогда не состояла в  областной Автономии. На Совете Автономии не рассматривался вопрос об исключении НКА казанских татар, он вместе со саоим председателем Ришатом Сабировичем  и права на это не имел, поскольку срок их полномочий истек еще  2 года назад.  Не пошел бы сам 80-летний Зиганшин на совершение этой аферы, кто-то из его приближенных подтолкнул же его на грубое нарушение Закона о национально-культурных автономиях РФ и Устава НКА татар области. Кто  это сделал – осталось в секрете, даже Владислав Леонидович не назвал имени этого человека. 
  •  Лишь единицам из присутствовавших удалось  наспех высказать о наболевшем.  Мне, председателю Национально-культурной автономии казанских татар города Тюмени, в предоставлении слова ведущий съезда Ришат Зиганшин категорически отказал, и я была вынуждена выпросить 2 минуты времени у публики, участников съезда, для того, чтобы сказать несколько слов.  После того, как я сказала, что съезд этот войдет в историю татар Тюменской области как разъединительный съезд,  что НКА казанских татар исключена из состава областной Автономии тайно, незаконно, без объяснения причин,  уважаемый Ильдар Ирековис Гильмутдинов выразил горячее возмущение: “Что это за национально-культурная автономия казанских татар! Нет никаких автономий казанских татар, есть только региональные автономии татар!” С задних рядов, где сидела делегация из Ялуторовского района, неожиданно для меня  женский голос зачем-то выкрикнул в поддержку заявлению Ильдара Гильмутдиновича: ”Их единицы!” Обладательнице этого голоса, очевидно, хочется, чтобы казанские татары вообще исчезли из этого региона. Уважаемый гость из Москвы Ильдар Ирекович явно  не знал ситуации в татарском сообществе нашего региона и знать не пожелал. Если бы он сказал, что не должно быть автономий той или другой этнической группы татар, ни казанских, ни сибирских, а должна быть одна региональная национально-культурная автономия татар”, - мы бы его поняли, не остались бы в обиде. 
  • От города Тобольска был лишь один делегат, из этого города большая группа татар приехала без всякого приглашения, надеясь услышать отчет НКА татар области, внести свои предложения. Гульсина Ташкеева, директор Тобольского центра культуры сибирских татар, внесла предложение принять в Совет областной Автономии опытного педагога, кандидата педагогических наук Клима Садыкова, который мог бы на хорошем уровне организовать комиссию по образованию, но ее предложение осталось без внимания. Среди тоболяков поднялся шепот волнений из-за того, что нет возможности высказать свои мысли. Очевидно, желая их успокоить, руководитель региональной организации "Мирас" Луиза Шамсутдинова сказала вслух: "Не беспокойтесь, в "Мирасе"  всем найдется работа, объединимся вокруг "Искер-джиена". После ее слов человек 20 из Тобольска дружно поднялись и направились к выходу, они покинули съезд. Организаторы съезда не допустили к участию в нем и НКА сибирских татар города Тобольска, хотя эта организция просила  принять ее делегатов на съез и в состав нового Совета НКА татар области. Не приглашены хотя бы в качестве гостей представители от областной НКА сибирских татар, не была приглашена делегация от Союза татарской молодежи области, что дает полное право сказать, что этот съезд войдет в историю татарского движения в Тюменской области как разъединительный съезд.    

  • Участие казанских татар в процессе национально-культурного развития татар  на фоне их дискриминации 
  • История национально-культурного возрождения татарского населения Тюменской области  богата и  замечательными делами,  яркими талантами, также и драматическими событиями.  В первые годы перестройки  наивысший подъем татарского национально-культурного движения наблюдался именно в нашем регионе, активное участие в нем принимали и казанские татары, населяющие Тюменскую область.  К великому сожалению, в нашем регионе наблюдается спад в национально-культурном дижении все ниже и ниже из года в год.  
  • Еще до выхода Федерального закона о национально-культурных автономиях, в 1994 году организовалась областная общественная организация татарских женщин “Ак калфак”, руководителем была избрана я, внучка переселенца из Поволжья в 1911 году на основе Столыпинской аграрной реформы. “Ак калфак” занималась общесттвенно значимыми вопросами возрождения семейных ценностей татарского народа, сохранения родного языка, укрепления семьи, активизации татарсих женщин в общественно-политической жизни родного края, развития татарской культуры, укрепления единства татар.
  •  Было немало и прекрасного в тот период. В 1990 году  появилась газета “Янарыш” как чудное явление, основателем и главным редактором которой был Азат Сагитов,также представитель из казанских татар. Телепередачи незабвенного Наиля Хисамиева –Алана, затем Нурии Беломоиной татары ждали с нетерпением, слушали, обливаясь слезами, их красивая, мелодичная речь (на литературном языке!) завораживала сибирских татар. Областной Центр татарской культуры, созданный и руководимый Фаридом Хакимовым, стал для других регионов ярким примером для подражания. Он не только талантливый руководитель, но, в отличие от многих, кто занимался культурой,  сам создавал высокое искусство, потому что он специалист, получивший хорошее профессиональное образование очно, на что ушло у него 9 лет жизни: сначала  в Тобольском культурно-просветительском училище, затем в Челябиском институте культуры и искусств. Узкая его специализация -  дирижер-хоровик.  Хор “Төмән нурлары” (“Зори Тюмени”), созданный и руководимый им, за короткое время завоевал звание “Народного хора”,   поднялся до уровня профессионального.  Хакимовым  было организовано изучение фольклора сибирских татар, он вытащил из Заболотья Альминур Патршину, превратил ее в звезду сибирско-татарского народного песенного искусства. Им была налажена работа по оказанию методической службы по культуре районным, сельским домомам культуры, клубам, библиотекам, он проводил потрясающие конкурсы “Уйнагыз, гармуннар!” (Играй, гармонь) “Сибирско-татарские дробушки”,  учредил детский фестиваль “Таң йолдызы” (“Утренняя заря”). Им была развернуто взаимодействие с деятелями культуры, искусства, литературы Татарстана  с целью ускоренного развития националной культуры в нашем регионе.  

  • Однако не радовали некоторых представителей общественности успехи областного Центра татарской культуры по одной-единственной причине, что руководил этим учреждением Фарид Хакимов – казанский татарин по происхождению. К тому же,  Фарид  был настолько горяч, насколько талантлив, не угодил некоторым и тем, что требовал достойного здания для областного учреждения татарской культуры. Областной Центр татарской культуры занимал лишь по одной комнате сначала в ДК “Строитель”, потом в ДК "Геолог”. Им была создана обширная  комплексная программа  развития татар, претворяя в жизнь которую  можно было достичь не только имитации развития, но и реального развития татар нашего региона с учетом удовлетворения духовно-культурных запросов как сибирских, так и казанских татар в совокупности. Для этого и нужно было более просторное помещение.
  • К этому времени верхушкой татарской общественности уже была утверждена установка:  руководителями учреждений, работающих с татарским населением Тюменского края,  назначать только представителей сибирских татар. Подход к этому вопросу был такой: неважно, специалист этот назначаемый на руководящую должность человек или нет, лишь бы был из сибирских татар. Идеологов, установивших такое требование, было немного    человек 5-6, но они добивались своей цели, действуя от имени народа – сибирских татар, им удавалось оказывать влияние на руководителей соответствующих органов власти.  Я,  как журналист, много ездила по татарским деревням, встречалась, беседовала с сибирскими татарами, они были откровенны со мной, были против разделения татар на этнические группы, осуждали  дискриминацию активистов из казанских татар. Как бы эта группа, состоявшая из 5-6 человек, ни стралась отстранить Фарида Хакимова от руководства областным Центром татарской культуры, не могли они добиться этого долгое время. К работе Хакимова придраться было невозможно, работал он хорошо, самоотверженно, финансовые проверки, проводимые после каждого мероиятия при финансовой поддержке из областного бюджета, не выявляли  финансовых нарушений.  
  • Выход все-таки был найден:  в адрес областной Администрации на Фарида Хакимова  накатали жалобу, состоящую из 16 траниц. Мне, как журналисту,  удалось тогда ознакомиться с этим клеветническим материалом.  Видимо, устало руководство области от жалоб на Хакимова, не стали разбираться, копаться в этой грязи. Областной Комитет по культуре взял и закрыл  областной Центр татарской культуры, исходя из принципа: нет этого учреждения  -  не будет и проблем. Это случилось в 1997 году.
  • Клеветнические измышления, порочащие честь и достоинство Фарида Хакимова,  ходили не только из уст в уста, но просачивались и в печать, одним из ярких примеров тому является  высказывание профессора  Тюменского государственного университета Ханисы Алишной в интервью, данном ею одной из казанских газет: «В свое время в Тюмени существовал так называемый областной центр татарской культуры, который возглавлял Фарид Хакимов. Работал очень успешно, располагался в довольно солидном здании. Это была полугосударственная структура, которая получала средства из областного бюджета. Но как это обычно бывает, татарские национальные организации, находящиеся около культуры и подкармливающиеся у областной администрации, выращивают свою элиту, которая постепенно потом развращается, начиная использовать эти деньги по своему усмотрению. И наш центр оказался не исключением. Центр разгромили, но с ним исчезло и методическое ядро».(«Восточный экспресс», № 28, июль, 2001).    
  • Слышала  звон автор этих строк,  да не знает, где он. Однако надо отдать должное Ханисе Чавдатовне: признала-таки она,  что это учреждение работало очень удачно и  что вместе с  областным Центром татарской культуры исчезло методическое ядро.
  • После выхода в свет данного материала прошло немало лет, но он до сих пор висит в Интернете под заголовком «Ассимиляция сибирских татар идет полным ходом».
  • В 1996 году вышел Федеральный закон о национально-культурных автономиях, и в том же году оборазовалась Национально-культурная автономия татар города Тюмени, в состав которой вошли как представители сибирских татар, так и представители казанских татар города Тюмени. На базе этих двух общественных организаций – “Ак калфак” и НКА татар города Тюмени и создалась областная НКА татар. Забегая вперед, скажу, что в 2002 году на первом же заседании Совета НКА после очередного съезда татар исключили из состава областной Автономии "Ак калфак”.  Причин исключения  никто  не объяснил, но нетрудно было догадаться – за то, что этой организацией руководила казанская татарка по происхождению.
  • Областную Автономию назвали “НКА сибирских татар и татар, проживающих в Тюменской области”. Кого-то устраивало это название, у кого-то оно вызывало возмущение. Выражение “Сибирские татары и татары, проживающие в Тюменской области” в какой-то степени оскорбляло казанских татар, название само намекало на привигилированное положение сибирских татар как коренного народа, хозяев этой земли, остальные – просто проживающие... С другой стороны, как-то надо было обозначить приоритетность удовлетворения духовно-культурных запросов коренного этноса, а проблем у сибирских татар, действительно, было много. Со временем все свыклись с этим названием, исходя из соображения: суть деятельности автономии не во внешнем виде -  названии, а во внутреннем содержании ее, и постепенно сгладился оттенок противоречия. Название никому не мешало, мы, сибирские и казанские татары, работали вместе, не подозревая, что в определенных кругах  назревала  идея конкретного практического разъединения, раздробления татар региона на этнические группы.
  •  Разъединение татар города Тюмени

  • В 1999 году в актовом зале Администрации города состоялась отчетно-выборная конференция национально-культурной автономии татар города Тюмени.  Объявили: “Мы, сибирские татары, разъединяемся, создаем отдельную НКА сибирских татар”. Некоторые представители сибирских татар тут же выразили недоумение: “Как так? Куда денем своих казанских татар, вдь они есть, мы были вместе?!” Организаторы конференции были непреклонны. Они не скрывали главную причину, из-за которой решили разъединиться: пока мы вместе с казанскими татарами, не сможем возродить свой сибирско-татарский язык, так как будет давлеть казанский язык, общетатарский литературный  язык обозвали “казанским языком”.  Эту позицию идеологов сибирских татар подтверждает и Ханиса Алишина в нтервью, упомянутом выше: “Некоторые татары-сибиряки обвиняют в своей ассимиляции казанских татар».
  • Создали, зарегистрировали НКА сибирских атар, избрали руководителя, членов Совета, в состав этой Автономии ни один из казанских татар не был включен. Великолепные специалиты, самые активные в национально-культурном движении казанские татары остались вне круга татарской общественности. Им хотелось отдавать свои силы во имя национльно-культурного возрождения родного народа, с этой целью надо было как-то организоваться, и  решили они осоздать НКА казанских татар. 

  • Мы зарегистрировали НКА казанских татар в июне 2000 года и в том же году вошли в состав областной Автономии как юридическое лицо с целью вести совметсную деятельность с сибирскими татарами, так как иного пути не видели.  Когда организовывали свою автономию, мы не ожидали противодействия со стороны сибирско-татарских активистов против НКА казанских татар, ведь они сами вывели нас из состава городской Автономии, на год раньше нас содали “НКА сибирских татар города Тюмени”. Тем не менее, сопротивление началось ожесточенное. В чем только казанских татар не обвиняли. Вот фраза из того же интервью Ханисы Алишиной: В данный момент у нас зарегистрировано две автономии - отдельно сибирских татар и отдельно казанских. Казанцы создали свою автономию сравнительно недавно. Самый главный их аргумент - сибирские татары получают из областного бюджета большие деньги, а мы - ничего. И эти разногласия очень ранят мою душу».
  • Это же выдумки автора данных строк. Она не назвала истинную причину возникновения НКА казанских татар, сама по-своему аргументировала ее появление, связав с деньгами, дискредитируя этим самым казанских татар. Не на следующий  ли вывод подталкивала этими словами Ханиса ханум: сибирские татары имеют полное право создать свою национально-культурную автономию, а казанские - нет? 
  • НКА казанских татар вопрос о деньгах и не ставила, не обращалась к органам власти с просьбой выделить деньги.  Был  такой случай. Уходя с поста губернатора, Леонид Рокецкий выделил НКА области татар один миллион двести тысяч рублей, эти деньги были распределены между двенадцатью районными и городскими  НКА, и НКА казанских татар должна была получить положенную ей 10000 рублей, но не получила. Деньги, предназначенные НКА казанских татар, отдали некой Фариде Бабиной для проведения коммерческого вечера отдыха для татар, в то время как Бабина не являлась членом ни одной НКА. Руководители НКА татар области действовали по принципу: деньги эти - любому мошеннику, но только не национально-культурной автономии казанских татар! 
  • НКА казанских татар впервые обратилась в Комитет по делам национальностей в 2016 году с просьбой оказать материальную помощь для проведения презентации «Антологии фольклора сибирских татар», автором которой является  профессор казанского Федерального университета, заслуженный деятель науки Республики Татарстан Фарид Юсупович Юсупов. Полностью эта книга называется так «Сибирские татары. Из сокровищницы духовной культуры. Антология фольклора сибирских татар». Вышло в свет 4 тома этого издания по разным жанрам. Наряду с членами НКА казанских татар представители сибирских татар приняли активное участие в подготовке жемчужин народного творчества для включения в тома этой книги в качестве дополнительного материала. В каждом томе значительное место занимают фольклорные материалы, записанные в середине 19 века в наших краях великим российским ученым-тюркологом немецкого происхождения Василием (Фридрихом) Радловым.  Это издание,  представившее  духовную культуру сибирских татар всему миру, встреченное с восторгом не только тюркскими странами, но и нетюркским миром,  ЮНЕСКО, Конгрессом США,  кое у кого из членов Совета НКА татар Тюменской области  вызвало лишь негодование, выросшее  в предъявление претензии к руководителям высших органов Татарстана: почему они финансируют труды о сибирских татарах, написанные  казанскими татарами, якобы не знающими сибирско-татарского языка.
  • Фарид Юсупов изучал историю, культуру, язык, фольклор сибирских татар на протяжении 50 лет, начиная со студенческих лет. Он по несколько раз  изъездил вдоль и поперек просторы Сибири, являясь членом экспедиций в студенческие годы и будучи впоследствии сам руководителем научных экспедиций по изучению языка, культуры, фольклора сибирских татар.  Бибинур Сабирова, принимавшая участие в подготовке книги к изданию, родилась и выросла в Сибири, знает сибирско-татарский язык с детства, для нее нет большой разницы между литературным татарским и сибирско-татарским языками.   
  • НКА казанских татар  еще ни разу не обратилась  к руководству области с просьбой оказать сугубо для ее деятельности финансовую помощь.
  • Время от времени спонсорскую помощь оказывали наши соплеменники Раиф Мухаметзянов - генеральный директор «Тюменьагромаша», Альмира Каримова - генеральный директор Тюменского фанерного завода (некоторое время председателем Совета НКА была она), предприниматель Фаудат Гарипов и другие. Мы охватывали такие направления национально-культурного движения, на которые сибирско-татарские активисты не обращали никакого внимания. К примеру,  в 2006 году исполнилось 120 лет со дня рождения вликого татарского поэта Габдуллы Тукая, тот год был объявлен ЮНЕСКО Годом Тукая для тюркского мира. По нашей иинициативе Рафаэль Гадиев на базе ТОГИРРО при участии Департамента образования провел замечательный фестиваль, посвященный Тукаю, в нем приняли активное участие школьники всех татарских школ вместе со своими учителями. После этого фестиваля заметно усилилось в школах внимание к тврчеству Тукая. НКА казанских татар совместно с организацией татарских женщин “Ак калфак” и ДУМ ТО (при Галимзяне Бикмуллине) подготовили и провели великолепный литературный вечер, повященный Г. Тукаю с участием прославленной певицы Зухры Сахабиевой, исполнительницы песен на слова Тукая. Деньги для проведения данного мероприятия должны были поступить из Комитета по делам национальностей через НКА татар области, но они не поступили, и мы вынуждены были занять деньги для оплаты аренды помещения и командировочных расходов певицы с ее баянистом.  Правда, спустя почти год часть расходов была компенсирована Комитетом по делам национальностей. Зрителей на том мероприятии было полный актовый зал, сибирские татары приехали на него из дальних деревень. Это мероприятие явилось сенсацией в культурной жизни татар нашего региона на фоне того, что некоторые пытались ограничить  татарскую литературу в нашем регионе только в рамках творчества Булата Сулейманова и местных самодеятельных поэтов, игнорируя то, что Булат Сулейманов стал поэтом благодаря тому, что был воспитан на поэтическом творчестве великого Тукая, в юности он говорил: “Я мечтаю стать поэтом, я стану поэтом, буду писать на языке Тукая”. В творчестве Булата Сулейманова ярко отражается его душевная связь  с Казанью, с Тукаем:
  • Вот стоит поэт в черном плаще, 
  • Прижав ладони к сердцу в груди, 
  • Я привез ему цветы из Сибири, 
  • Взращенные в ее груди. 
  • ("Я хожу по Казани один") 
  • Со спектаклями на литературном языке, подготовленными силами драматческого коллектива “Сафар”, созданного нами,  мы объездили татарские деревни Тюменского, Ялуторовского, Нижнетавдинского районов, сибирские татары благодарили нас со слезами за эти спектакли. “Сафар” сыграл огромную роль в  укреплении взаимопонимания между этническими группами татар, единства сибирских и казанских татар. Энтузиазм членов “Сафара” был настолько велик, что ни у кого ни транспорта, ни денег на бензин не просили, ездили  по дервням на личных машинах Фаудата Гарипова, Абузара Миннебаева, погрузив декорации и реквизиты. Только жаль, что не было условий для продолжения деятельности группы “Сафар”, репетиции проводились в квартирах членов труппы. Генеральный директор  Дома национальных культур (ДК “Строитель") того времени Швец решил по нашей прорсьбе выделить для “Сафара” одну комнату в ДК в общем с татарским методическим отделом отсеке, но против восстала НКА сибирских татар и татар Тюменской области, заявив, что эта комната нужна им для создания музея Хамита Ярми. Из - за отсутствия помещения для репетиций “Сафар” прекратил свою деятельность, а мог бы вырасти в хороший народный театр. Причина такого отношения к “Сафар” не вытекала из   необходимости создания музея Хамита Ярми. Условий для создания там музуя не было никаких: в проходной комнате невозможно создать музей. Очевидно, кому-то показалось, что спектакли на литературном языке мешают становлению сибирско-татарского языка. Экспонаты Хамита Ярми были выставлены в той комнате, после того как начали исчезать ценненйшие материалы, закрыли “музей”. Теперь о проблеме создания музея Хамита Ярми НКА татар области и не вспоминает.
  • Когда в 2006 году взамен областному Центру татарской культуры открывался Центр татарской культуры в городе Тюмени, на общем собрании татар города  был объявлен конкурс на замещение должности директора с оговоркой, что директором будет назначен победитель конкурса, независимо от того, к какой этнической группе он относится. Победителем конкурса вышел Фарит Хакимов, но делегация из 3 человек обошла все высшие органы власти, предупреждая: Если на эту должность будет назначен казанский татарин, мы выведем на улицы тысячи сибирских татар, организуем акт сопротивления. Не смогли бы вывести сибирских татар на улицы эти три человека, так как сибирские татары, представляющие народ, ратовали за развитие культуры, были за то, чтобы культурой руководил  профессионально подготовленный человек, а авторитет Фарида Хакимова среди татар Тюменской области был особенно высокий.
  • Я тоже обошла руководящие инстанции по следам той группы из трех человек. Надежда Коломийцева, бывший председатель Комитета по культуре города Тюмени, сказала тогда мне: «Фарида Хакимова мы хорошо  знаем, он зарекомендовал себя как талантливый специалист и руководитель, у него отличная программа, на эту должность нет кандидатуры лучше, чем он, распоряжение мэра о назначении его было уже готово, но пришла делегация от сибирских татар.  Мы не боимся того, что люди выйдут на улицы, но и скандала нам тоже не надо, мы вынуждены подчиниться требованию коренного населения»

  • Галимзяна хазрата преследовали по той же присине - казанский татарин 
  • Сколько было сочинено клеветы на него и распространено, якобы он  через проповеди и  духовно-просветительскую газету «Хикмет» распространял в нашем регионе ваххабизм и  продолжает распространять до сих пор». Очевидно, эти люди сами до сих пор  не могут разобраться в понятиях «ваххабизм», «традиционный Ислам». Совершают они зло по отношению к Галимзяну хазрату, нарушая заповеди Ислама, чувствуя свою безнаказанность, пользуясь его необыкновенной терпеливостью.  

  • В бытность Галимзяна хазрата председателем ДУМ ТО духовно-просветительская газета «Хикмет» была зарегистрирована мной, главным редактором была  утверждена я.  Меня попросили остаться главным редактором и после того, как после десятилетнего перерыва в 2011 году вновь была возрождена деятельность «Хикмет», вела я эту газету до 2014 года, до прихода председателем в ДУМ ТО Зинната хазрата Садыкова и главным редактором Лейсан Хурматуллиной. Галимзян хазрат был шеф-редактором, Абдулла хазрат, имеющий два высших светских образования -  одно  юридическое, второе экономическое -  и хорошее религиозное образование, был консультантом газеты, при газете функционировала общественная редакционная коллегия. Прежде чем выпустить в свет очередной номер, мы коллегиально обсуждали  материалы, подготовленные для  этого номера. Ни ризу, ни со стороны органов власти, ни со стороны общественности, не было замечания или нарекания по поводу возможного проникновения в газету идей ваххабизма, и быть не могло этого. «Хикмет» в ту пору  была истинно духовно-просветительской газетой, раскрывающей миролюбивую суть Ислама, связь науки и религии, связь веры с национальными культурами, родным языком,  в ней отражалась жизнь в вере, какая бы тема ни освещалась, она увязывалась с верой, духовностью,  жизнь татар описывалась на татарском языке. К великому сожалению, многие читатели говорят, что она превратилась в газету без души, потому что исчезла теплота в описании жизни татар из-за того, что нет там ни одного журналиста, пишущего на татарском языке. Газета эта создавалась по рекомендации тогдашнего губернатора Леонида Рокецкого, это он порекомендовал, чтобы она издавалась на двух языках – русском и татарском –  на языке многочисленного мусульманского коренного населения – татар. А перепечатки из книг, газет-журналов на татарском языке, что практикуется сейчас,  не берут людей за душу, им интереснее читать о том, что ближе к их душе, что их волнует, что касается их жизни с ее радостями и печалями.  Исчезли рубрики «Религия и Наука», «Исламская культура», «Общественная жизнь, «Сельская жизнь», «Мораль и этика»,  рубрика  хадисов для подросткового возраста, что очень нравилось детям.   Уходя, я не смогла оставить в редакции ни одного  сотрудника газеты из татар, редакционный коллектив разгромили полностью,  Лейсан Хурматуллина, покинула газету буквально спустя два или три месяца после того, как стала главным редактором, придя без вясого предупреждения на живого главного редактора, и Хикмет передали ИА «Сибинформбюро».
  • Галимзян хазрат дорожил газетой «Хикмет», придавал ей большое значение в деле духовно-нравственного оздоровления жизни мусульман, особое внимание уделял профилактике радикализма, экстремизма через газету, так же, как во всей деятельности ДУМ ТО. Галимзян хазрат вложил все силы, все здоровье в дело возрождения духовности  в нашем регионе, укрепления межконфессионального согласия. Он построил Соборную мечеть в городе Тюмени в годы экономического развала в стране,  воздвигнул во дворе Соборной мечети здание для медресе при финансовой поддержке исламских фондов, внутренняя отделка которого приостановилась из-за отсутствия денежных средств, так как было запрещено принимать финансовую поддержку из-за рубежа. Под  руководством Галимзяна хазрата и при его пепосредственном участии  построено 44 мечети в селах и поселках области. Им проведена большая работа с органами власти по определению и выделению участка для будущей мечети в городе Тюмени,  был проведен капитальный ремонт Ембаевской исторической мечети.   При Соборной мечети прошли курсы изучения Ислама сотни мусульман, которые приобщали к вере  других. Ежегодно проводились летние мусульманские лагеря для взрослых, детей, имамов, семинары для имамов, курсы повышения квалификации. Галимзян хазрат не ограничивался только организацией чаепитий и участием в них по великим религиозным праздникам, что тоже относят к совместной работе духовных лидеров с общественностью.  Он принимал активное участие в конкретных общественно значимых мероприятиях. Например, в подготовке и проведении областных фестивалей «Материнский подвиг», «Мой папа – самый лучший», сочинения детей о своих отцах регулярно печатались в "Хикмете".
  • Серьезное внимание уделял Галимзян хазрать проблеме сохранения и развития родного татарского языка, не боялся поднимать  острые проблемы на совещаниях при губернаторе Владимире Якушеве. Именно по сигналу Галимзяна хазрата и благодаря вмешательству Владимира Владимировича Якушева был снят с должности один директор школы, который запрещал детям разговаривать на родном языке в стенах школы, было прекращено приобщение  детей-татар к церкви. 
  • Недавно я натолкнулась на одну  статью в газете «Хикмет», в которой автор пишет, что, начиная с 2014 года (год ухода с должности руководителя Галимзяна хазрата Бикмуллина и прихода на эту должность Зинната хазрата Садыкова) в Духовном управлении мусульман Тюменской области началась активная работа… Как будто при Галимзяне хазрате Бикмуллине  работа не велась или  велась очень слабо.   Мне в тот момент захотелось сказать: прежде чем бросить тень на авторитет Галимзяна хазрата, постройте сначала хотя бы одну мечеть. Ведь вы пришли на все готовое, на базу, созданную его самоотверженным трудом.          
  • Мы всегда ратовали и ратуем за единство татар, выражаем чаяния коренного народа – сибирских татар, которые не приемлют разобщенности татар нашего региона. ибо понимают, что только единство может обеспечить продвижение вперед.  
  • Сибирь - родина казанских татар, населяющих ее. 

  • У нас много смешанных семей, наши языки, наши культуры настолько схожи, жиздятся на одних корнях, настолько плотно переплелись между собой, настолько глубоко проникли друг в друга, что невозможно разъединить их, невозможно разорвать узы родства сибирских и казанских татар. Казанские татары Тюменской области ошибочно отнесены к категории диаспоры, обозваны «пришлыми».  Мы не пришли на эту землю, как диаспоры, на время, чтобы заработать деньги и уехать. Казанские татары начали переселяться в этот край еще до образования Тюменского, Сибирского ханств, группами и поодиночке переселялись они и обосновывались здесь навека на протяжении веков. Предки многих из нас обосновались в этом регионе на основании земельной (Столыпинской) реформы Царской России сто с лишним лет тому назад. Уже у этих переселенцев подрастает на этой земле шестое-седьмое  поколение. По предварительным подсчетам, 35-40 процентов татар юга области представляют казанские по происхождению татары. Нам говорят: «У вас есть своя родина - Татарстан, уезжайте туда». Да, Поволжье наша историческая родина. Если на то пошло,  когда-то, где-то осталась историческая родина сыбыров (сибирских татар), русских, любого другого народа или этноса, проживающего ныне в этом крае,  их ведь никто не отсылает на исторические родины. Народы постоянно переселялись с места на место. Наша родина – Сибирь. Мы здесь родились, выросли, учились, трудились, вложили свой труд в развитие этого края, здесь наши дома, здесь могилы наших предков, родителей. Мы не пришлые, мы – коренные жители Тюменской земли, имеем равные с другими этносами и народами права на удовлетворение своих духовно-культурных запросов при  финансовой поддержке государства, имеем право на  работу по специальности, на  участие в общественной жизни. 
  • Назрела необходимость создания объединяющего татар единого общественного органа. 

  • Как это ни прискорбно, противостояние со стороны отдельных личностей и групп лиц  по отношению к казанским татарам в Тюмени продолжается, что ярко выразилось на последнем съезде татар.  Эта организация - национально-культурная автономия татар Тюменской области - давно потеряла право называться главной общественной организацией татар юга Тюменской области. Она не берет под свое крыло  не только казанских татар, но не объединяет и сибирских татар, ядро этой организации представляет лишь определенный клан. В результате ее деятельности усугубилась разобщенность, раздробленность татар юга Тюменской области. Поэтому у нас нет особого сожаления в том, что НКА казанских татар исключена из состава НКА татар области, так как руководящий орган ее и ранее не принимал наши конструктивные предложения, а у руля ее остались те же люди, только под прикрытием  вновь избранного молодого председателя.

  • Жаль, что нет на юге Тюменской области органа, объединяющего этнические группы татар, другие татарские общественные объединения: организации татарских женщин, татарских мусульманских женщин, татарской молодежи и другие организации. 
  • Хочется надеяться, что руководство нашего региона обратит на эту проблему внимание и окажет содействие в создании единой общественной организации татар.  Ошибочно полагать, что национально-культурная автономия способна обеспечить развитие обшества, коренного народа Сибири татар. Общественная организация без помещения, без бюджета  не в состоянии  вести непрерывную работу, выпонять функции сохранения и развития родного языка, культуры, семейных ценностей, воспитания детей в духе национально-культурных ценностей воего народа, что необходимо для формирования полноценной личности, воспитания патриотов страны.
  • Возникла необходимость возвращения функций сохранения и развития родного языка, культуры  в введение  соотвтетсвующих государственных структур - в департаменты образования и культуры, а вопросы молодежи в лепартмент по работе с молодежью. А национально-культурной автономии  надо бы вменить функции народного парламента.  

  • На фотографии: участники Презентации 1 тома книги "Сибирские татары. Из сокровищницы духовной культуры. Антология фольклора сибирских татар. Дастаннар", проведенной в 2016 году  в деревне Ново-Атьялово Ядуторовского района Тюменской области. 
  • В середине первого ряда - автор книги, профессор Федерального Казанского университета Фарид Юсупов, и автор книги "Себер татарлары турында төрекчә" (О сибирских татарах по - турецки) ученый из Турции  - профессор Эрджан Алкая. 

 

 

.